Отрицание как способ защиты от болезненного состояния стыда

Отрицание как способ защиты от чувства стыдаКак мы увидели из статьи «Почему стыд может усугубить неправильное поведение пьющего человека и как этого избежать», что стыд — это достаточно сильное аффективное состояние, которое может угрожать чувству собственного достоинства человека.

Чувство стыда может стать непереносимым на сознательном уровне, и человек неосознанно будет стараться защититься от этого мучительного состояния.

Специалисты выделяют, по крайней мере, шесть психологических защит, наиболее часто используемых людьми в таких состояниях: отрицание, уход, перфекционизм, высокомерие, бесстыдство и ярость.

Больные  алкоголизмом и наркоманией, а также члены их семей, которые подвержены психологической созависимости в ничуть не меньшей степени, чем сами больные, часто используют эти защиты с двумя целями: защититься от стыда и минимизировать осознание своих семейных проблем.

Сегодня мы наиболее подробно рассмотрим отрицание как способ защиты от состояния стыда.

Отрицание — это, возможно, самая эффективная защита от любого не комфортного чувства или факта. Потребность отрицать стыд может быть единственной причиной того, что многие люди даже не знают о таком чувстве.

Суть отрицания — самообман. Крайняя степень последнего — это вытеснение, полное отсутствие сознательной мысли и связанного с ней чувства.

Люди могут вытеснить травматические события, типа физического или сексуального насилия. Стыд, сопровождающий эти события, также вытесняется. Позже, когда события вновь осознаются (возможно, в процессе психотерапии или спонтанно), эти люди, похоже, испытывают стыд на его изначальном уровне. Традиционным аспектом психотерапии является помощь пациенту обрести вновь свои вытесненные воспоминания и чувства, чтобы такие травматические события могли быть проработаны.

Отрицание не может быть всегда таким полным, как вытеснение. Иногда люди будут вспоминать специфические аспекты случившегося, но либо воспоминания будут неполными, либо потеряется чувство, сопровождавшее их поведение. Например, сын алкоголика может быть способен обсуждать случай, когда его отец угрожал побить его в присутствии его друзей, но он не помнит, как ему было стыдно при этом.

В процессе консультирования эти люди часто делятся такими воспоминаниями в неестественной, отстраненной манере, как если бы это случилось с кем-то другим, а они только оказались свидетелями, происшествия.

Минимизация (преуменьшение) — это процесс, тесно связанный с отрицанием. Когда клиенты минимизируют, они могут понимать, что определенные события случились в действительности, но не признают физической или эмоциональной значимости этого. Алкоголик может с готовностью признать, что пьет слишком много, но отказывается понимать, как сильно это поведение повредило ему или его семье.

Минимизация может осуществляться произвольно, чтобы «отделаться от этих людей»; чаще же она указывает на серьезный самообман, который защищает человека от не принимаемой им реальности, держа его как бы в неведении. Алкоголик, как правило, «искренне заблуждается» относительно своей болезни.

Отрицание уменьшает не только стыд. Эта защита полезна против любого болезненного осознания. Отрицание особенно эффективно со стыдом, так как он угрожает самосознанию человека как личности. Немногие люди настолько сильны и уверены в себе, чтобы с легкостью предстать перед лицом угрозы потерять себя как личность; отрицание служит ее защитой, когда она может быть подавлена стыдом.

Алкоголики вынуждены встретиться с двойной угрозой осознанию себя как личности.

Во-первых, сам по себе ярлык «алкоголик». Как только человек получил его, это становится первым, что думают о нем другие и он сам. Он становится в первую очередь и прежде всего алкоголиком. Другие аспекты его личности, например, его рабочая и семейная роли, начинают рассматриваться как вторичные.

Быть алкоголиком — это клеймо в том смысле, что базовое осознание человеком себя как личности превращается в сущность алкоголика.

Во-вторых, многие алкоголики ведут себя совершенно по-другому, будучи пьяными. Позже они вынуждены смотреть на это поведение и пытаться понять, как такое могло случиться. Они должны или расширить осознание своей личности таким образом, чтобы она включала в себя возможность поведения, демонстрируемого в пьяном виде (что означает принятие стыда, сопровождающего такое поведение), или отрицать, что они «действительно» делали все эти постыдные вещи.

Отрицая свой алкоголизм, эти люди пытаются защититься от специфического, вызывающего стыд поведения, а также предохранить свою разрушающуюся личность от суда хороших и достойных членов сообщества.

Специалисты, знакомые с химической зависимостью, знают, что отрицание — не простой процесс: пациенты могут казаться полностью отрицающими свои проблемы сегодня, целиком принимающими их завтра и частично отрицающими — послезавтра.

Стыдящийся пациент может чувствовать себя переполненным стыдом на одном сеансе, однако «забыть», что так расстроило его, к следующей встрече. И это не всегда плохо. Хотя вообще целью психотерапии является показывать отрицаемую реальность при каждой возможности, пациент может нуждаться в том, чтобы предохранить себя от стыда путем его отрицания или минимизации.

Психотерапевт может прозондировать эти защиты, чтобы посмотреть, возможно ли коснуться отрицания. Если последнее — часть срыва, могущего привести клиента назад к пьянству, им надо заняться немедленно. Однако, если консультант видит, что это отрицание — временный маневр, необходимый в этот момент пациенту, чтобы защититься от подавляющего стыда, тогда лучше будет уважать данную защиту вместо попыток «атаковать» ее. Это не составляет сложности для опытного психотерапевта.

В следующей статье мы рассмотрим следующую психологическую защиту от стыда — уход.



Поделитесь полезной информацией с друзьями:



Задайте вопрос по теме нашим специалистам

Читайте по теме также: