Взаимосвязь высокомерия и алкоголизма

Взаимосвязь высокомерия и алкоголизма

Высокомерие — это комбинация грандиозности и презрительности. Грандиозность есть попытка стыдящейся персоны вновь возвысить себя. Презрение — это процесс, посредством которого такая персона пытается принизить остальных. Высокомерный человек выводит свой стыд наружу, проецируя его, чтобы удержать чувство собственной значимости в раздутом состоянии. Он может презирать всех вокруг, глядя на них, как на ничего не стоящих, слабых и, так или иначе, дефективных. Он может гордиться своей предполагаемой доблестью, всерьез веря, что будет лучшим в любой избранной им деятельности.

Высокомерие редко осознается самим челоком. Скорее, искаженность его представлений о себе заметят члены семьи и друзья, находящие его менее компетентным и интересным, чем он сам находит себя. Его товарищи могут приходить в бешенство или переполняться отвращением по отношению к установке превосходства такого лица; они могут также быть напуганы его открытыми претензиями на верховенство или отеческим и, возможно, снисходительным отношением.

Высокомерный человек нашел эффективный способ хорошо себя чувствовать. Он просто взял свой стыд и перенес его на остальную часть мира. Затем он ждет, что другие отнесутся к нему с огромным уважением и даже с благоговением. Действительно, он может быть достаточно компетентен, однако высокомерие может также быть свойственно персоне посредственной или даже некомпетентной. Важнейшим пунктом здесь является то, что эта личность нуждается в вере в свою особую одаренность, чтобы не чувствовать своей глубинной неадекватности.

Каждая защита от стыда чего-то стоит использующему ее. Высокомерный человек воздвигает стену между собой и обществом, настаивая на том, чтобы окружающие обращали внимание только на эту стену, а не на реальную личность за ней. Он хочет быть почитаемым, превозносимым, почти причисленным к лику святых. Поскольку это может иногда случаться, такое почтение направлено только на спроецированный образ такого замечательного человека, а не на него самого. Его высокомерие делает невозможной интимность, поскольку она подразумевает отношения между равными, а он не может принять равенство.

Возможно, наихудшей из вещей, которую может представить себе высокомерный человек, является ситуация, когда другие смеются над ним и смотрят на него так же презрительно, как он раньше смотрел на других. К несчастью, в точности такова его судьба; когда другие распознают его неспособность принять свою человеческую природу, они могут смеяться над ним в открытую или, если он могуществен, за его спиной. Его собственная напыщенность способствует его унижению. Высокомерный человек похож на слишком сильно надутый пузырь, который другие с удовольствием проткнут. Он «дурак», потому что пытается убедить других в том, что он намного лучше, чем в реальности.

Высокомерие может сочетаться с отрицанием, в этом случае человек почти не осознаёт расхождения собственного восприятия себя и того, как другие его видят. Он может быть в замешательстве, не понимая, почему не получает от других признания и наград, которые, как он думает, заслужил. У него будут трудности с изменением проблематичного поведения, пока он не достигнет некоторого понимания своей защиты от стыда.

Одна из самых заметных составляющих цены использования данной защиты — это то, что способность адекватной интерпретации и соответствующего действия во внешнем мире искажается; негативные аспекты реальности должны быть скрыты, чтобы можно было сохранять свой образ великим и благословенным.

И последняя плата за высокомерие состоит в том, что такой человек может являться объектом жалости своих товарищей. Это, очевидно, не то, чего он хочет или ожидает.

Но другие часто видят сквозь стену и узнают, что он просто использует ее для того, чтобы спрятаться. Пока высокомерный человек хвастается, люди, к которым он обращается, могут говорить себе, что он представляет собой пример лица, которому не в чем завидовать, но которого нужно терпеть. Фактически, они могут решить, что его гордость собой и хвастовство говорят о глупости. Они чувствуют, очень точно, стыд этого человека и предполагают, что ему есть чего стыдиться. Парадоксальным образом высокомерное поведение служит маркером чувства, которое было призвано скрывать; невозможно кричать и вопить о своих дарованиях, не привлекая этим внимания к своим недостаткам.

Позже, в процессе выздоровления, эффект высокомерия может быть крайне полезен. Люди, грандиозные в своем самоосознании, часто возобновляют такое поведение, приближаясь к срыву. Следовательно, когда недавно протрезвевший пациент начинает опять заговаривать о том, какой он великий, это похоже на знак, что он в действительности чувствует себя плохо.

Консультант, чувствительный к этому феномену, может помочь своим пациентам заметить и прервать этот процесс; первые признаки высокомерия могут сигнализировать человеку, что нужно прекратить делать то, что он делает сейчас, и посмотреть, что привело к снижению его чувства своей ценности. Товарищи могут привлечь и привлекают внимание выздоравливающего алкоголика к высокомерному поведению. В конечном счете сам выздоравливающий человек может научиться замечать свою грандиозность или презрительность до того, как они достигнут таких размеров, что заслонят от него реальность.

Конечно, не все алкоголики высокомерны, и не все высокомерные люди — алкоголики. Однако эти вещи связаны из-за свойства алкоголя нарушать способность человека точно, реагировать на других. Алкоголизм неизбежно увеличивает эгоизм употребляющего. Алкоголик будет вкладывать меньше энергии и умений в межличностные отношения из-за своей озабоченности выпивкой.

Эта фокусировка на себе поддерживает любые тенденции к высокомерию, преувеличивает их сначала временно, а затем всё более постоянным образом по мере прогресса в карьере алкоголика. Первоначально высокомерие может появиться в течение ранней интоксикации; почти каждый, возможно, знаком с людьми, которые очень скромны, пока не напьются, а потом внезапно становятся высокомерными. Часто за этой стадией интоксикации следует столь же быстро возникающий приступ патологической жалости к себе, когда «доходит» депрессирующий эффект наркотика.

Такое колебание от высокомерия до жалости к себе показывает тесную связь двух этих состояний, усиливающихся алкоголем. Но если болезнь прогрессирует, у алкоголика развивается вторая, более хроническая проблема с высокомерием. Он должен найти некий метод уменьшать возрастающие чувства стыда, которые он переживает в результате своего алкогольного поведения; в это время он, кажется, становится более гордым и подверженным самообману. Он становится высокомерным пропорционально уменьшению чувства собственного достоинства. Чем хуже он чувствует себя, тем сильнее его побуждение доказывать себе и другим, что он лучше них.

Члены семьи — специальная мишень алкоголика; для него становится критичным принятие ими его представлений о себе. Алкоголик будет делать всё возможное, чтобы утвердить свое верховенство, часто говоря своей супруге и детям, как он умен и, самое главное, как тупы и бестолковы они. Алкоголик пытается создать ситуацию, в которой он являлся бы самым интеллектуальным, творческим или здравомыслящим в семье. Таким образом, будучи спрошен о своем поведении, он может предложить объяснения, которые принимаются просто потому, что он, высший член семьи, предложил их.

Если по каким-либо причинам эти рационализации не принимаются, алкоголик может прибегнуть к другой стратегии и объяснить, что его семья не понимает или не ценит его, такого хорошего и умного. Наконец, если его партнер в действительности умнее, алкоголик может использовать еще одно оправдание своей позиции: его жена или подруга «слишком умна, и всё для своей пользы», и совсем запутаться, что же на самом деле важно. Критический пункт — это то, что данный человек должен занять доминирующую позицию одновременно психологически (чтобы защитить пошатнувшуюся концепцию себя) и прагматически, чтобы сохранить контроль над семьей и защитить свое пьянство.

Высокомерное поведение не всегда грубо. Психотерапевты проявляют бдительность к более тонким манифестациям этой защиты. Например, люди, посещающие групповые программы, которые ухитряются казаться слегка отстраненными от других, даже полностью участвуя в группе, могут спокойно говорить, что группа им в действительности не нужна, потому что им присуще особое мастерство или знание. Так же и люди, которые слушают, но никогда не меняют своего поведения, могут быть не заинтересованы в этом из-за своего презрения к другим.

Высокомерный человек, проходящий лечение от алкогольной зависимости, часто проходит через острый период дефляции эго в течение первых недель и месяцев трезвости. Опасность здесь состоит в том, что он может впасть в депрессию, узнав, что не является лучшим, чем другие. Если он осознает алкоголизм как постыдное состояние, проблема только обостряется; теперь он хуже других. Пациентов нужно информировать о такой возможности и помогать во время такого кризиса стыда долговременной поддержкой и консультированием.



Поделитесь полезной информацией с друзьями:



Задайте вопрос по теме нашим специалистам

Читайте по теме также: